konvoipolar

Начало июля 1941 года было ознаменовано важной победой советской дипломатии. Заверив Великобританию в своей решимости бороться до победного конца, Советский Союз заключил с ней Соглашение о совместных действиях в войне против Германии, гарантирующее поставки в СССР остро необходимого сырья, продовольствия и военной техники. 

Спустя несколько дней со Сталиным встретился и американский представитель, предложивший Советскому Союзу свою помощь в обеспечении военных поставок. Последние формальности в вопросе о ленд-лизе были улажены союзниками лишь к октябрю, однако уже летом предстояло определиться с маршрутом, по которому оговоренная помощь будет доставляться на Восточный фронт.

Выбор был ограничен тремя вариантами. Первый путь проходил через Тихий океан, однако из пяти дальневосточных портов, способных принимать американские транспорты, лишь Владивосток имел полноценное железнодорожное сообщение с центральной Россией. Второй маршрут пролегал через Персидский залив, но по дипломатическим причинам задействовать его немедленно не представлялось возможным.Наконец, третий путь, ведущий через Баренцево море и являвшийся самым рискованным из всех, предполагал серьезный выигрыш во времени и получил полное одобрение со стороны командования союзников.

Конвои формировались в Рейкъявике или заливе Хваль‑фьорд, затем огибали побережье оккупированной немцами Норвегии и направлялись в пункт назначения, двигаясь настолько севернее, насколько позволяла ледовая обстановка. Переходы совершались за 10-14 суток в зоне досягаемости вражеских подводных лодок и надводных кораблей. Британцы сопровождали транспорты до острова Медвежий, где их встречал советский эскорт, ответственный за заключительный этап пути. Зимой, в период ледостава, советская сторона была вынуждена обеспечивать конвои еще и дополнительным сопровождением ледоколов. Несколько дней спустя корабли уже швартовались в Архангельске, Мурманске или Северодвинске

За годы войны этим маршрутом прошли 1398 судов, каждое четырнадцатое из которых погибло.

На первых порах, тактика конвоирования, отработанная союзниками еще в водах Атлантики, не давала никаких сбоев. Транспорты строились в короткие колонны и рассыпались широким фронтом, чтобы затруднить действия подводных лодок и авиации противника. Между образовавшимися колоннами курсировали корабли эскорта - тральщики и эсминцы, в то время как большие корабли охранения прикрывали эскадру со стороны берега.

Стратегическая безопасность конвоев обеспечивалась оперативным управлением Британского Адмиралтейства. Приказы оттуда передавал ответственный офицер связи - Питер Квилин, который и дал арктическим конвоям свое имя. Так, вплоть до декабря 1942 года, каждый конвой, выходящий из британских портов, маркировался сокращением PQ. Конвои, шедшие в обратном направлении, из СССР, получали кодовое имя QP. Позднее, после сокрушительного разгрома конвоя PQ-17, суеверные англичане сменили прежнюю аббревиатуру на новые, более «удачливые», как им казалось, JW и RA.

Первый конвой, вышедший в море 12 августа 1941 года, и вовсе не имел никакого кодового обозначения, фигурируя во всех документах под именем «Дервиш». На борту шестивходящих в него транспортов находилось 16 военных самолетов, боеприпасы, грузовики, каучук, шерсть и солдатские ботинки. 19 дней спустя все корабли успешно пришвартовались в порту Архангельска, чему способствовала полная безынициативность немцев в Заполярье. 

Вплоть до начала 1942 года Германия всерьез рассчитывала на быструю победу над Советским Союзом, не уделяя достаточного внимания второстепенным театрам военных действий. Поле сокрушительного поражения под Москвой ситуация резко изменилась. Отказавшись от «блицкрига», немцы принялись методично уничтожать налаженные за первый год войны коммуникации противника.

В гаванях, располагающихся неподалеку от маршрута, по которому проходили союзнические конвои, немецким командованием были спешно размещены четыре крейсера, эсминец, полтора десятка подводных лодок и крупнейший линкор Германии - «Тирпиц», несший над своей палубой восемь колоссальных 15-ти дюймовых орудий. В то же время, количество немецких боевых самолетов, базирующихся на аэродромах в Норвегии и Финляндии, уверенно приближалось к пятистам. 

В январе 1942 года первой атаке противника подвергсясоюзнический конвой РQ-7, потерявший в этом бою один транспорт. Два месяца спустя немцы вывели на перехват конвоя QP-8 целую эскадру, ограничившеюся, впрочем, лишь потоплением одного очередного транспорта, заблудившегося в море и отставшего от кораблей эскорта. 

С апреля начались регулярные бомбардировки Мурманска. Британский конвой, пришедший в наш порт 30 марта, по дороге потерял уже целых пять транспортов. В апреле были потоплены еще девять судов. Война на море продолжала набирать обороты.

Крупным успехом кригсмарине стало торпедирование возвращавшегося в Рейкьявик британского легкого крейсера «Эдинбург». В бронированном трюме под усиленной охраной перевозилось высокопробное золото - 465 слитков весом более пяти с половиной тонн. Поскольку оплата за дополнительные военные поставки была застрахована Советской стороной, британцы не стали бороться за ценный груз и, сняв экипаж, в соответствии с инструкцией Адмиралтейства затопили подбитое судно на виду у двух немецких эсминцев. 

Совсем иначе повели себя матросы советского транспорта «Старый большевик», шедшего в составе конвоя РQ-16. Когда немецкому штурмовику все же удалось поджечь старое судно, которое было доверху нагружено горючими веществами, капитан приказал тушить возгорание, и, восемь часов спустя, моряки победили пожар. Пораженный их стойкостью, британский командующий эскортом направил официальную благодарность командованию Северного флота.

Самым трагическим эпизодом морской войны в Заполярье стало уже упомянутое плавание конвоя РQ-17, который был обнаружен немцами на просторах Норвежского моря в июне 1942 года. Многочисленные атаки противника удавалось отражать на протяжении четырех дней, покуда до британского командования не дошли сведения о приближающемся линкоре «Тирпиц». Адмирал Дадли Паундне решился вступать в бой с таким мощным противником и приказал всем кораблям охранения отступить. Оставшиеся без защиты транспорты были без особого труда уничтожены немецкой авиацией и подводными лодками. Погибли 153 человека, еще трехсот удалось спасти из воды подошедшим советским кораблям.

Следствием этой трагедии стало нарастающее недоверие между союзниками. Подозрительность вызывало предшествующее разгрому заявление адмирала Паунда о том, что конвои, дескать, превращаются для Британии в «камень на шее». Поползли слухи, что отступление эскорта было нарочным. Предполагалось, что британцы то ли хотели выманить немецкий линкор «на живца», используя при этом транспорты с грузом, принадлежавшим СССР, то ли вовсе дискредитировать идею полярных конвоев, дабы впредь не терять на Северном море своих боевых кораблей.

Обе версии, впрочем, не подтвердились последующим ходом событий.

В декабре 1942 года из Британии вновь были направлены два крупных союзных конвоя, успешно добравшихся до Мурманска, вопреки отчаянным атакам германских эсминцев. Эта неудача, открывшая собой продолжительную череду поражений немецкого флота, в конечном счете привела к отставке гроссадмирала Редера, которого сменил на посту прежде командовавший подводным флотом Дениц.

С марта по октябрь 1943 года конвои союзников снова не проводились, поскольку, наконец, удалось наладить поставку вооружений через Иран, зато потом, когда в декабре 1943 года германский крейсер «Шарнхорст» при попытке атаковать конвой JW-55 был потоплен британским линкором, поток наших кораблей в Баренцевом море существенно возрос. Наконец и грозный «Тирпиц», так и не вступивший ни в один в морской бой, был разбомблен британцами прямо на своей стоянке.

На последний год войны приходится 60% от общего объема военных поставок, прошедших по пути полярных конвоев. Последний союзнический корабль пришвартовался в порту Архангельска лишь 28 мая 1945 года.

За четыре предшествующих года этим трудным маршрутом под различными флагами прошли 77 арктических конвоев, состоящих из 813 судов. С их помощью на фронт было доставлено около 4,5 млн. тонн различных грузов, составивших, без малого, треть всей союзной помощи СССР. Защищая стратегические грузы от врага, свою смерть в холодных водах Баренцева моря нашли свыше трех тысяч военных моряков, был потоплен 91 союзнический транспорт.

Спустя 75 лет, в память об их подвиге и в Санкт-Петербурге, и в Лондоне на вечной стоянке застыли два корабля – участники полярных конвоев тех лет: легкий крейсер «Белфаст» и арктический ледокол «Красин».

В 2015 году в Архангельске был открыт памятник участникам Северных конвоев, а в Санкт-Петербурге был воздвигнут мемориал, посвященный памяти моряков полярных конвоев.

100-летие Революции 1917 года

План основных и региональных мероприятий, связанных со 100-летием революции 1917 года в России

Скачать

Аудиозаписи

КНИГИ

Выставка

mkjd

ПОСЕТИТЬ ВЫСТАВКУ

Желаете посетить действующую выставку и Дом Российского исторического общества?

Купить билет

Мы в соцсетях

FB
VK
G+

Поиск по сайту

Инфографика

bannersudostroenine53729

Новости Региональных отделений